Регистрация Вход
Город
Город
Город
Stepan-studio.ru

Stepan-studio.ru

Оригинальная музыка к спектаклям и мюзиклам. Качественная звукорежиссура и стильные аранжировки. Напишите: vk.com/stepan_studio или stepka68@gmail.com
Подробнее
TAGREE digital-агентство

TAGREE digital-агентство

Крутые сайты и веб-сервисы. Комплексное продвижение и поддержка проектов. Позвоните: +7-499-350-0730 или напишите нам: hi@tagree.ru.
Подробнее

...погиб восемнадцатилетним.

mr.Fegin: Этот очерк был написан моим отцом и опубликован в газете "Знамя труда" 22 марта 2000 года. Я сохранил его без изменений, лишь добавил фото из семейного альбома и снимки писем.
**********************************************************************************************************************

Брат погиб восемнадцатилетним


 Его зарыли в шар земной,
А был он лишь солдат,
Всего, друзья, солдат простой,
Без званий и наград.
С.Орлов.


Сколько их, простых солдат без званий и наград, осталось лежать на полях сражений Великой Отечественной войны?! Миллионы и миллионы. Слава фронтовикам, дожившим до Победы, но трижды слава тем, кто погиб в окопах, в танках, самолётах, возле орудий, отражая смертоносный натиск вооруженного до зубов врага, кто скончался от ран в походных лазаретах и стационарных госпиталях...
За четыре года небывалой по масштабам и жестокости войны в семьи советских людей пришли миллионы похоронок. Многие из новых поколений и не знают, что это такое, а некоторые видели эти малоформатные "бумажки" только в музеях, свято хранивших их как память о погибших близких родственниках.
Вот и я храню такую похоронку, выданную Шумихинским райвоенкоматом Курганской области (тогда - Челябинской) области 4 марта 1944 года. Она пришла на имя Шавловой Марии Игнатьевны, нашей матери. Вот скупые строки этого документа:
Извещение. Ваш сын красноармеец Шавлов Николай Ильич, уроженец с. Кушма, в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был ранен и умер 10 февраля 1944 г., похоронен в г. Речица.



Эта похоронка, принесшая в своё время немало слёз и переживаний, словно вестник того сурового времени, постоянное напоминание о пережитом нашей страной, а также о том, что нельзя еще раз допустить громадной бессмысленной бойни на земле.
Мой брат, сложивший голову за моё счастье, надел солдатские в неполные восемнадцать лет в конце 1942 года. Курс молодого бойца проходил в печально знаменитых военно-подготовительных лагерях в Чебаркуле, через которые прошли тысячи и тысячи новобранцев. Уже здесь парням, оторванным от мирного труда и учёбы, пришлось испытать немалые трудности и лишения. Об этом слышал от очевидцев. Это подтверждает и сохранившееся письмо брата. В январе 1943 года Николай писал:
Здравствуйте, мама, Шура, Нюра и Шурик (Шура и Нюра - мои сестры, Шурик - автор этой корреспонденции. Не назван отец, Илья Иванович, так как он уже находился в труд армии, был на лесозаготовках на Урале). Шлю я вам свой горячий привет и по низкому поклону. Передавайте поклон бабушке Лукерье и всем родным. Мама, здесь нехотя вспомнишь родной дом, тебя и твои кушанья. Замерзнешь и негде согреться: не дома да не на печке. Мама, если поедешь ко мне, то вези крахмалу, сухарей, пряников, мяса вареного, масла истопленого, бумаги чистой, газет, табаку стаканов десять. Не пожалей. Может, в последний раз мне придется поесть твоего. Ещё привези ниток, железную ложку, варежки, носки.
Мама, пиши про Шурика. Большой он, наверно, и чудной (мне в то время полтора года было). Посмотрел бы сейчас на него. Мама, есть или нет письма от тяти? Если есть, то что он пишет? Взяты ли в армию другие ребята, шевелят ли 26-й год?
  Мама, если поедешь ко мне, то вези хоть помаленьку всего, что я прошу. Вези что-нибудь послаще. Мама, дайте мой адрес Сане В. Пусть он напишет мне, а у меня нет бумаги. Пишите ответ.




Это письмо-листочек, сложенный треугольничком. Адрес указан такой: ст. Чебаркуль, лагерное п/о, в.ч. 634/185. Сообщаю его с маленькой надеждой на то, что вдруг кто-то из читателей старшего поколения тоже побывал в тех лагерях и откликнется.
А вот что коротко написал Николай 15 декабря 1943 г.: Здравствуйте, мама, Шура, Нюра и Шурик. Шлю вам горячий привет и желаю всего хорошего в вашей жизни. Мама, передавай привет бабушке и дедушке, Шуре Кобелеву, Грише Водянникову, Ване Шавлову и всем их семьям. И еще передай привет Ольге, Оне, Тане и всем ребятам и девчатам. Мама, писать много не приходится, а почему - сама знаешь. Писем из Чебаркуля больше не ждите.
  Мама, я ходил к Лёне Селиванову и к Марку. Они там, где Саня. А Мишу я не видел (названы ребята-односельчане). Мама, пока всё. Не плачь. Не скучай. Ждите пиьма с дороги. До свидания. Высылаю фотографию, берегите её.




Почему Николай пробыл в Чебаркуле целый год - мне неизвестно: или ждали, когда ему исполнится восемнадцать лет, или он проходил дополнительную подготовку (на фронте он был снайпером), или сам был задействован в подготовке новобранцев? Мама рассказывала, что ездила к нему в Чебаркуль два раза. И каждая поездка была полна мытарств и мучений, стоила ей чуть ли не жизни.
А вот письмо с фронта, на штемпеле дата - 1.2.44. Адрес на "треугольнике" написан чужой рукой, на месте обратного указано: Проездом. П.п.64011"И" и неразборчиво - подпись. сам же текст письма написан рукой Николая, но написан непривычно размашисто, неровно, с перекосом строк. Наверное, мать, еще не прочтя письма, поняла, что случилась беда. Николай сообщал: "Здравствуйте, мама, Шура, Нюра и Шурик. Шлю вам горячий привет и желаю всего хорошего в вашей жизни. Мама, сообщаю, что сильно ранен - имею пять ран: в спину, голову, шею, правую лопатку. Осколок в лёгких. Сильно трудно, вынесу или нет - не знаю. Сидели мы в окопе с другом Сухоплюевым Степаном из Шумихи. Его убило. Он жил по ул. Трактовой... Остаюсь жив, но не здоров. Ваш сын Николай. 27 января.



Как молилась мать о том, чтобы Николай остался жив, выздоровел, известно было только ей. Но вот её горькие слёзы я уже запомнил крепко. Когда мне было три года, я почему-то просыпался очень рано, вместе с матерью. Она начинала растоплять русскую печь, я садился на большой шесток и вдруг предлагал: "Мама, давай вспомним Колю, поплачем". И мать вспоминала. Конечно, и без моих слов. Когда она буквально заходилась в слезах, начинала громко, с причитаниями рыдать, мне уже становилось страшно, и я начинал успокаивать её: "Мама, хватя, хватя!".
И вот передо мной ещё одно письмо того времени. написанное чужим почерком. Почему-то автор не указал своей фамилии. Можно только предполагать, что это был однополчанин Николая, хорошо его знавший, возможно, даже друг. Письмо написано 11 февраля 1944 г. Здравствуйте, многоуважаемый дядя Илья Иванович (автор не знал или забыл, что наш отец находился в трудармии). С 3 по 10 февраля Ваш сын Николай находился в госпитале, в боях получив ранение спины с повреждением лёгких. В боях за Советскую Родину Ваш сын Николай, не щадя своих сил и собственной жизни, бесстрашно сражался с ненавистным врагом всего человечества - гитлеризмом. В свободное от боёв время Николая можно было встретить в компании весёлых бойцов. Он шутил, был жизнерадостен, смеялся и пел. Но во время выполнения боевых заданий своим примером, с комсомольской гордостью, подымал товарищей в атаку. Во время боя вражеский снаряд подорвал жизнь молодого комсомольца-бойца. В ночь на 10 февраля от тяжелого ранения Ваш сынок Коля помер.



Похоронка же пришла только в марте, почти через месяц.
Сколько матерей, жен, сестер, дочек и бабушек проливали жгучие слёзы после таких страшных извещений! Война безжалостно и без разбору пожирала самых лучших людей - молодых, сильных, энергичных, талантливых, в расцвете физических и духовных сил.
Мой брат Николай перед войной окончил семь классов. Иметь "семилетку" для сельского парнишки в то время считалось большим делом (а учился он не дома, где имелась лишь начальная школа). Он хорошо рисовал, учился играть на балалайке, пробовал писать стихи, любил мастерить что-нибудь (осталась сделанная им дверь в горницу и миниатюрный фонарь под керосиновую лампадку). Кем бы он стал, если бы вернулся с фронта? Об этом только гадать. Знаю одно: наша страна потеряла очень и очень много с потерей лучших своих сыновей - своего будущего. И наша жизнь была бы, очевидно, совсем другой, гораздо лучше нынешней.

mr.Fegin: Единственный сохранившийся снимок с Николаем. На снимке мои дед Илья Иванович, дядя Николай Ильич, бабушка Мария Игнатьевна, тётя Александра Ильинична. Снимок предположительно сделан в 1931 или 1932 году.



   Так уж получилось, что часть своей армейской службы я провёл на Черниговщине, именно там, где воевал мой брат. Будучи в военно-полевом лагере, мы с друзьями ходили по местам былых сражений, видели еще не сошедшие шрамы земли от войны - окопы, противотанковые рвы, ямы для орудий и от землянок. Здесь и родилось моё стихотворение "Перископ", которое затем было опубликовано в сборнике "Ровесники победы", вышедшем в Киеве в 1965 году. Приведу его:

Осыпались, травою поросли
Войной оставленные рваные окопы.
У края одного из под земли
Торчит, как прежде, трубка перископа.
Давно уж маскировки рядом нет,
И наблюдатель где-то внуков учит.
А объектив прибора много лет
На западе рассматривает тучи...

mr.Fegin: На снимке автор очерка - мой отец Александр Ильич Шавлов, рядовой. Чернигов, 1964 год.



Тогда, бродя возле старых окопов, я живо представлял происходившее когда-то здесь. Представляю и сейчас, представляю и моего восемнадцатилетнего брата, хотя из-за малого возраста не смог запомнить его.
Имя Шавлова Николая Ильича вместе с десятками имён его земляков можно прочесть на памятнике фронтовикам в родном селе Кушма. Это - всё, что получили они, не дожившие до наград и почестей, но заплатившие за победу по самой дорогой цене - своей жизнью. Вечная слава им, простым солдатам, и частично без наград, окропившим землю Родины своей кровью. Мы не вправе забывать их!

  Александр Шавлов.
 


Источник: фамильные архивы

Поделитесь с друзьями:

 

Комментарии:

Аля

"...Не пожалей. Может, в последний раз мне придется поесть твоего..."!

Ответить


Сильно..
И пусть - земля им будет пухом, и - Вечная Память израненным, замученным и просто убтиым героям, добывшим нам светлую, счастливую жизнь!!! Они в это верили все годы войны.. . Так рассказывал мне мой отец участник ВОВ и мать:"..мечтали - какая это будет счастливая жизнь потом. Вот только пережить , вот только бы дождаться.."

Ответить

mr.Fegin По некоторым сведениям мой дядя лейтенант РККА Усов Иван 1915г.р. погиб так же на Чениговщине. в п.г.с. Репки в 1942г.(расстрелян). Последнее письмо родственникам было от него в сентябре 1941г. Ищу его много лет ..

Ответить

 
Автор статьи запретил комментирование незарегистрированными пользователями. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте, чтобы иметь возможность комментировать.